Стокгольмский синдром что это

Стокгольмский синдром что это Психология

Похищение, тюрьма, трудовой лагерь, секта, моббинг, любой вид насилия. Трудно поверить, что кто-то, кто пережил это, может сочувствовать преступнику, сочувствовать ему и помогать ему спрятаться от полиция. Тем не менее, Стокгольмский синдром описывается психологами более сорока лет. Стокгольмский синдром что это такое и как это остановить?

  • В 1973 году злоумышленники задержали сотрудников банка в Стокгольме на шесть дней. После освобождения потерпевшие не только отказались сотрудничать с полицией, но и собрали средства на юридическую помощь похитителям. Одна из заложниц обручилась с истязателем. Именно тогда впервые был использован термин «стокгольмский синдром».
  • В психологии «стокгольмский синдром» также известен как «привязанность вне плена» — психическое состояние, которое является реакцией на сильный стресс. Выражает чувство сочувствия и солидарности по отношению к преступнику.
  • Стокгольмский синдром поражает не только похищенных, но и людей, которые живут в токсичных отношениях — казалось бы, нормальных. Это также часто наблюдается в отношениях между работником и работодателем.
  • Одним из самых известных примеров синдрома является история Наташи Кампуш, которую Вольфганг Приклопил на восемь лет заключил в тюрьму, избивал и унижал. Когда он умер, она оплакивала его и объяснила журналистам, что благодаря похищению она избежала угроз своей молодости, таких как алкоголь или сигареты.

Стокгольмский синдром — когда жертва защищает палача

Стокгольмский синдром что это
Стокгольмский синдром что это


О чем «Красавица и чудовище»? О силе любви или об инстинкте выживания? Возможно, Белла стала жертвой стрелы Купидона, а возможно, она была заложницей со Стокгольмским синдромом.

В психологии «стокгольмский синдром» означает «привязанность» — психическое состояние, которое является реакцией на сильный стресс и возникает в таких ситуациях, как похищение, тюремное заключение, трудовые лагеря, участие в сектах, бандитизм и жестокое обращение с детьми или партнером в отношениях. Он выражает чувство симпатии и солидарности по отношению к преступнику. Иногда заложники помогают преступникам достичь своих целей или скрыться от полиции.

Мы говорим о «стокгольмском синдроме», когда выполняются четыре условия. Первое — это чувство опасности — жертва считает, что преступник способен на еще более худшее поведение. Второе — мучитель также проявляет рефлексы доброты , третье — неспособность убежать или убедить жертву в том, что выхода нет. И последнее условие — изоляция жертвы, которая чувствует себя совершенно одинокой и беспомощной.

С одной стороны, у нас сильное чувство угрозы, а с другой — мы надеемся на перемены к лучшему, т.е. если я оправдаю ожидания человека, применяющего насилие, я спасу себя. Когда это происходит, мы не столько злимся на случившееся, сколько благодарны преступнику за то, что он сохранил нам жизнь. Мы также сталкиваемся со стокгольмским синдромом в семьях, пострадавших от насилия. Никогда нельзя сказать, что домашний обидчик плох до глубины души. У женщины, подвергшейся насилию, есть хорошие и плохие переживания с ним. И это заставляет упускать из виду ситуацию и перестать мыслить рационально, — считает психолог, президент ассоциации «Голубая линия» Луис Аларкон Ариас.

Стокгольмский синдром на страницах истории


«Когда он обращался с нами хорошо, мы думали о нем как о боге на случай чрезвычайной ситуации», — сказал один из заложников в знаменитом ограблении банка в Стокгольме. В августе 1973 года двое злоумышленников задержали сотрудников Kreditbanken на шесть дней. После освобождения потерпевшие отказались сотрудничать с полицией. А через некоторое время один из заложников создал фонд по сбору средств для адвокатов преступникам, и одна из заложниц вышла замуж за грабителя. Криминолог и психолог, фигурирующий в деле, Нильс Бежеро, представляя общественности свои наблюдения, впервые употребил термин «стокгольмский синдром».

«Когда они не убивают тебя сразу, ты думаешь, что они хорошие. Они становятся еще лучше с каждым днем, когда позволяют тебе жить». Это то, что Пэтти Херст, внучка американского пресс-магната Уильяма Рэндлофа Херста, сказала о травматических переживаниях, связанных с похищением левой революционной группировкой Symbionese Liberation Army (SLA). Похищенная в 1974 году, через два месяца после, она добровольно вступила в ОАС. В средствах массовой информации была выпущена запись, в которой Пэтти — с тех пор Таня — обвинила собственного отца в преступлениях против человечности.

«Я изменился — я вырос. Я осознал и не могу вернуться к той жизни, которую вел раньше». Позже американка была замешана во многих противоправных действиях левой группы, в том числе в ограблении банка. В сентябре 1975 года ее арестовали, и на суде она объяснила свои действия «промыванием мозгов». Некоторые сочли ее случай примером «стокгольмского синдрома». Несмотря на это, Херсту приговорили к 7 годам лишения свободы. В конце концов к ней применили закон благодати, и приговор был сокращен до двух. Амнистия была подписана Биллом Клинтоном незадолго до того, как он ушел в отставку.

«Этот человек был частью моей жизни, и поэтому я в некотором роде оплакиваю его», — сказала Наташа Кампуш. Похищенная в 10-летнем возрасте на окраине Вены. Девушка была заключена в тюрьму, избита и унижена Вольфгангом Приклопилом, все это продолжалось восемь лет. Тем не менее, австрийка не только плакала, узнав о его смерти, но и повторяла в многочисленных интервью, что мучитель стал частью ее семьи и благодарна ему.

Она даже написала письмо журналистам газеты Times, в котором объяснила, что благодаря похищению она избежала угроз своей молодости, таких как алкоголь или сигареты. По словам Кампуш, «Стокгольмский синдром» — это стратегия выживания в безвыходной ситуации: «Я думаю, что адаптация и идентификация с похитителем — это естественно. Особенно, если вы проводите с ним много времени. Это вопрос сочувствия и общения. Поиск нормальности в конкретном преступлении — это не синдром. Это стратегия выживания».

Как распознать стокгольмский синдром?


Стокгольмский синдром может проявляться не только у похищенных или задержанных, но и у тех, кто состоит в отношениях. Отношения между похитителем(угнетателем) и жертвой могут пробудить стокгольмский синдром. Как это распознать?

Жертва со стокгольмским синдромом, кажется, не замечает, что ей причиняют вред. Это часто случается в токсичных отношениях, когда один человек подвергается жестокому обращению, измене или иному унижению. Также может быть, что он преуменьшает свой вред. Такое поведение также можно наблюдать «работодатель-сотрудник» или «сотрудник-сотрудник», когда одна из сторон подвергается моббингу.

Человек, у которого развился стокгольмский синдром, оправдывает своего мучителя, объясняя — что он заслужил то, что с ним случилось. Со временем жертва также начинает разделять его взгляды и защищать. Она положительно относится к своему преследователю, не может убежать, плохо реагирует на людей, которые хотят помочь ей разорвать отношения между преступником и жертвой.

Стокгольмский синдром может развиться или не развиться у любого человека, который оказывается в доминируемом положении и становится жертвой. Все зависит от ваших душевных и эмоциональных предрасположенностей.


Порочный круг стокгольмского синдрома

Стокгольмский синдром что это
президент ассоциации «Голубая линия» Луис Аларкон Ариас


Почему жертвы домашнего насилия не обращаются за помощью и годами живут под одной крышей с преступником? С одной стороны, они чувствуют себя запуганными и беспомощными. Они проигрывают в жестоких отношениях, характеризующихся асимметрией власти. С другой стороны, считает психолог, президент ассоциации «Голубая линия» Луис Аларкон Ариас, пострадавшие надеются на перемены.

  • Надежды на то, что что-то изменится, проистекают из так называемого теория циклов насилия , разработанная психологом Ленорой Э. Уокер. Цикл насилия состоит из трех фаз: фазы нарастания напряжения, фазы острого насилия и фазы медового месяца. В период медового месяца «партнер-палач» становится «идеальными партнерами». Он извиняется за поведение, обещает улучшения, проявляет нежность, покупает подарки, водит на романтические ужины. Пострадавший начинает объяснять себе: может, это стресс и переутомление, а может, это моя вина.
  • Очень часто секс — это способ восстановить отношения. Сторонние наблюдатели могут даже описать пару в фазе медового месяца как счастливую. В результате изменения поведения мужа, сожителя или партнера женщина начинает верить, что насилие не вернется. К сожалению, фаза проходит, и цикл замыкается — снова возникают напряженные и конфликтные ситуации, — объясняет психолог.

Особенно сложно достучаться до жертвы домашнего насилия, когда в отношениях есть дети, которые часто становятся разменной монетой. Преступник может пригрозить забрать их и уехать в неизвестность, он уволится с работы раньше, чем заплатит алименты, или он не даст покоя жертве и не позволит тебе улучшить жизнь. В результате жизнь жертвы сводится к постоянному контролю психического состояния виновного в насилии. И ее изоляция прогрессирует — она избегает контактов с семьей и друзьями и отказывается от социальной жизни. Она отделяет себя от всех, кто может стать потенциальным источником проблемы. Это не значит, что она не хочет поддерживать отношения или любить свою семью, но она разрывает связи с ними, чтобы избежать неприятностей.

Можно ли разорвать порочный круг? Да, людям со «стокгольмским синдромом» требуется помощь психолога и психиатра. Поддержка семьи также очень важна. Основная цель лечения — помочь жертве обрести правильное видение и эмоционально отделить ее от виновника насилия. «Стокгольмский синдром» полностью излечим, но достичь полного здоровья нелегко быстро.


Содержание веб-сайта sn-portal.ru предназначено для пояснения, а не для замены контактов между пользователем веб-сайта и его врачом. Сайт предназначен только для информационных и образовательных целей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: